Хроники убийственной деградации одесской ГСЧС / Часть 2: Больных беспомощных спасти нельзя, здоровых — тем более / Чудовищная прогрессия Федорчака

Хроники убийственной деградации одесской ГСЧС / Часть 2: Больных беспомощных спасти нельзя, здоровых — тем более / Чудовищная прогрессия Федорчака

«В Одессе горит ……  на улице …. На место масштабного пожара направилось много пожарных машин.  Очевидцы сообщают о том, что в момент возгорания в здании находились несколько десятков человек. Напомним, это уже второй пожар в … учреждении за последние два месяца. Прошлый раз оно горело …  Тогда возгорание произошло в комнате …, оттуда огонь поднялся на крышу. Выгорела крыша над этой комнатой и крыша над столовой. Жертв и пострадавших тогда не было. Сейчас, похоже, происшествие куда серьезнее. Как передает с места происшествия корреспондент …, есть жертвы. Их число уточняется. По разным данным, жертв от трех до 14.»Так начинается репортаж «Думской» о пожаре 10 июля 2019 года в  одесской психиатрической больнице на Воробьева. Ниже приводим анализ, обнародованный в первые дни после этого пожара.

«Пожар в Одесской психиатрической больнице (произошел 10 июня), в ходе ликвидации , погибли шесть человек, еще четверо в больнице. но на сегодняшний день по сообщениям СМИ уже семеро погибших.

Это трагедия, которая отликнулась болью в сердце каждого из нас. Для такого горя слов всё равно не подобрать.  

Однако меня , как неравнодушного человека , беспокоит, как могло произойти такое происшествие, тем более, что 15 сентября  2017 года  одесситы пережили  пожар в лагере «Виктория» в  результате которого сгорели три девочки.  Судебный процесс по данному происшествию, кстати, не закончен до сих пор. Все заседания освещаются СМИ и, на мой взгляд, все это перешло в разряд интернет-шоу. Виновные, которые устраивают всех, уже практически определены, суды идут, острая фаза реакции общества, прошла, детей не вернуть ……. 

 

 Посмотрев по телевизору интервью должностных лиц по пожару в больнице у меня складывается мнение, что чиновники и ГСЧС пытаются убедить граждан Украины, что они сделали все, что было в их силах для предотвращения пожара и произошедшее было неизбежно. Однако так ли это?

Вникнув в суть произошедших двух  событий, путем консультаций и анализа обзоров СМИ, я понимаю, что в них очень много общего, а именно:

  • люди погибли из-за несвоевременной эвакуации из опасной зоны горящего здания, т.е., насколько я понимаю, свой долг по эвакуации выполнила только погибшая медсестра; по остальным лицам это вопрос 

 Больницы и другие учреждения здравоохранения с постоянным пребыванием больных, не способных самостоятельно передвигаться, должны обеспечиваться носилками из расчета: одни носилки на 5 больных и средствами индивидуальной защиты органов дыхания для самоспасения людей во время пожара в расчете на максимальное количество больных (стационар) и отдельно для обслуживающего персонала.

Был ли организован первыми прибывшими частями ГСЧС поиск людей с ограниченными физическими возможностями, нетранспортабельных больных, и кто из персонала производил сверку по людям

  • как и в прошлый раз, здание было оборудовано пожарной сигнализацией, которая свою функцию, по раннему обнаружению пожара, не выполнила
  • деревянные конструкции были обработаны спец.составом, однако пожар характеризуется стремительным развитием
  • пожарные приехали, по их заявлению, через 6 минут после получения информации о пожаре, однако свидетели на камеру говорят, что пожарные машины приехали через 40 минут после обнаружения ими пожара. Почему все так противоречиво?
  • в обоих случаях сотрудники ГСЧС говорят о нехватке воды на тушение пожара, низкое давление.

Однако разве не служба ГСЧС контролирует и проверяет  состояние противопожарных источников и контролирует службы горводоканала и объекты по данному вопросу? 

  • здание не соответствовало строительным нормам в вопросах пожарной безопасности, однако почему тогда оно эксплуатировалось, тем более, что 16 апреля этого же года произошло возгорание корпуса, где находилось мужское отделение. Тогда огонь охватил одноэтажное здание клиники Одесского областного медицинского центра психического здоровья по адресу: г. Одесса улица Академика Воробьева, 9. Площадь возгорания составила около 500 кв.м. Внутри здания было много деревянных конструкций, поэтому огонь быстро распространялся. Однако ликвидировать пожар удалось в течение часа. Как сообщалось, из больницы эвакуировали 60 человек – персонал и пациентов.
  •  ни в одном из источников СМИ и  ГСЧС не упоминается о том, кто руководил тушением пожара, ликвидацией чрезвычайной ситуации и приняты ли данным лицом все действия, предусмотренные законодательством Украины

 (согласно руководящих документов приказ МВД №658 «Про утверждение классификационных признаков» данный случай относится к чрезвычайной ситуации техногенного характера — гибель людей на пожарах от 2 чел, травмированные от 5 чел)

  • на сегодняшний день ГСЧС уже озвучена наиболее вероятная причина пожара –занос источника загорания из вне (поджог), причем озвучивает ее не глава службы ГСЧС Виктор Федорчак или заместитель, помощник министра внутренних дел, а всего лишь заместитель начальника департамента предотвращения чрезвычайных ситуаций Руслан Буханец. 

Хочу заметить, пожарная экспертиза является сложной задачей, которая требует высокого уровня квалификации специалистов, изучения отобранных образцов электропроводки , найденных на месте приборов, изучение конструкций здания на месте пожара, да данную причину нужно отрабатывать, если есть свидетели происходящего и т.д.  Вывод: не сильно ли торопится ГСЧС с определением причины — занос источника загорания из вне (поджог)? Мне кажется, что данная причина просто более устраивает чиновников — и виновные найдутся другого уровня, и в здании все соответствовало законодательству.

На данный момент инсайдеры сообщают, что в ГСЧС Одессы сейчас проходит максимальная зачистка «лишней» информации, переработка, корректировка функциональных обязанностей  сотрудников и другие подобные действия.  14.06.2019  начальник ГСЧС Одесской области Федорчак собрал начальников частей и довел них обзор действий на пожаре в психиатрической лечебнице, описанные в ракурсе, подходящем для него лично, а также запретил сотрудникам, которые участвовали в тушении, под угрозой увольнения комментировать пожар иначе, а также давать интервью СМИ без его согласования.

Я думаю, всем  очевидно, что чиновники Одессы не сделали надлежащих выводов, и если бы весь разрез законодательства в данной сфере в больнице был выполнен —  трагедия не повторилась бы. » 

 

Напоминаем, после двух пожаров в психиатрической больнице (16 апреля, 10 июня) через два месяца произошел пожар в отеле «Токио Стар» — в ночь на 17 августа. И если после весеннего возгорания без жерств и несделанных в очередной раз выводов в медицинском учреждении погибло 7 человек, то после вскоре случившейся трагедии в «Токи Стар» погибло уже 9 человек. Чувствуете прогресс одесской ГСЧС? Или же чудовищную прогрессию Федорчака? В летнем пожаре в психиатрической лечебнице сгорели беспомощные 90-летние люди — 1928, 1934, 1937 годов рождения, и медсестра, спасавшая их. Эти люди пережили войны и голодоморы, а погибли в 21 веке — в медицинском учреждении в  географическом центре Европы, в век Маска, 3D-органов и интернета 5G.   Тот же букет бесконечной халатности городских чиновников и ГСЧС в 2017 году привел к гибели трех маленький девочек.

И вот наступило 4 декабря 2019-го. Черная среда, как назвали этот день одесситы. С 10 утра, весь день и до глубокой ночи тушили памятник архитектуры  (дом 1914 года постройки) по адресу Троицкая, 26. Утром 5 декабря здание, выгоревшее изнутри и имеющее риск обвала, продолжали проливать из-за наличия участков, где еще продолжался процесс тления. По состоянию на утро 5 декабря, госпитализировано 29 пострадавших, из низ 13 студентов и 7 сотрудников ГСЧС. Одна официально погибшая 17-летняя девушка. Огромное здание, где размещался Колледж экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса, Институт морской биологии и Одесский филиал института археологии НАН Украины, выгорело и унесло жизнь. Но одну ли? 14 человек вторые сутки числятся как пропавшие без вести. Пока киевские спасатели, прибывшие на поиск погибших на столь опасном объекте, будут проводить мероприятия по поиску, у родственников будет теплиться надежда.

 

Официальный список пропавших (по информации издания «Думская»):

1. Маркина Юлия Михайловна 2003 г.р., студентка;

2. Чугунник Людмила Михайловна 2001 г.р., студентка. Последний раз с ней общались 3 декабря. Предположительно находилась в колледже.

3. Трофимчук Кирилл Игоревич 2003 г.р., студент. Связывался с матерью в 10:23, сообщил, что задыхается от дыма и попрощался с ней.

4. Пяточкина Екатерина 2003 г.р., студентка. Была на занятиях на четвертом этаже. В 10:12 сообщила по телефону отцу, что в колледже пожар и осталась в бухгалтерии с Юлией Маркиной и двумя бухгалтерами.

5. Катышевская Вероника Дмитриевна 1955 г.р., сотрудница бухгалтерии колледжа.

6. Перчик Ирина Васильевна, сотрудница бухгалтерии. Последний раз разговаривала с мужем в 10:12 сообщила, что задыхается от дыма и попрощалась с ним.

7. Тарасова Наталья Васильевна 1959 года рождения, сотрудница бухгалтерии. В 10:00 связывалась с дочерью и сообщила, что находится в колледже.

8. Третьякова Наталья Алексеевна, заведующая отделением колледжа, преподаватель.

9. Бортюк Анна Леонидовна 1976 г.р., преподаватель.

10. Александров Борис Георгиевич, 1958 г.р., директор Института морской биологии. Звонила его секретарь Галина Иванович, которая сообщила, что в колледже задымление и он упал на пол. Просила помощи.

11. Иванович Галина Валентиновна, 1954 г.р., сотрудница ИМБ НАН Украины.

12. Беженарь Елена Валериевна 1995 г.р., лаборант. Последний раз ее видели в 9:30, когда она ехала на работу в колледж.

13. Коваль Мария Владимировна. Последний раз общалась с родственниками в 7:00 утра. С 14:00 телефон не в сети.

14. Соловей Вера Дмитриевна 1951 г.р.

 

Возвращаясь к пожару в психиатрической больнице, и сравнивая факты с пожаром на Троицкой, в очередной раз видим одни и те же нарушения, халатность и чиновническое вранье. Как в больнице система оповещения по раннему обнаружению пожара свою функцию не выполнила, так и в доме на Троицкой система пожарной сигнализации не сработала. «В горящем одесском колледже не было никаких сигналов о тревоге: учащиеся эвакуировались самостоятельно. Об этом «Думской» сообщили студенты колледжа. (https://dumskaya.net/news/v-goryashchem-odesskom-kolledzhe-ne-bylo-nikakih-106199) .

Как и после пожара на Воробьева, отсутствует информация ГСЧС о том, кто руководил тушением пожара. В то же время, руководитель областного ГСЧС уже определили виновных в столь долгом тушении с таким количеством пострадавших, погибших и пропавших. Он утверждает, что спасателям сообщили о пожаре уже поздно. «Я обращаю внимание, что на момент приезда нашего подразделения площадь пожара уже была 700 кв м. Все усложнялось наличием большого количества людей, несвоевременной эвакуацией учащихся и персонала колледжа, а также постоянных разрушений элементов здания. Кроме этого, значительное количество припаркованных автомобилей мешало проведению оперативного развертывания техники для спасения людей и тушения пожара», — заявил Виктор Федорчак во время брифинга. По данным начальника ГСЧС области, на момент пожара в колледже было более 200 человек. Огонь быстро распространялся по внутренней отделке, полу, стенах и деревянном потолке. В свою очередь, слова главного спасателя области вызывают сомнения ввиду того, что еще до обнаружения пропавших людей и еще в процессе тушения пожара была озвучена версия возникновения пожара — замыкание в электроудлинителе. То есть виновные Федорчаком уже определены — преподаватели, студенты, сотрудники институтов и одесситы, припарковавшие свои автомобили. В то же время не уточняется, почему не сработала пожарная сигнализация, как проводилось расследование, почему спасательную лесницу давал Горзелентрест, …

 

Истории повторяются. Глава ГСЧС и городские/областные чиновники снова и снова находят виноватых — воспитательница с кипятильником, прачка со стиральной машиной, сторож с удлинителем.. Но еще ни разу действительно ответственные за пожарную безопасность не понесли ответственность за смерти людей.

 

Віктор-Федорчак

chlns03b

d032f23beab377db146a7d13ca798e4e

21751380_1590238677704003_6652880584073364752_n

maxresdefault (1)

picturepicture_157545270690440392279412_79996

 

 

 

 

Поделиться статьёй